В Вязьме умер ветеран уголовно-исполнительной системы и труженик тыла Николай Андреевич Зайцев

28.07.2020

Застал он нелегкие годы войны 11-летним мальчиком. Как вспоминает сам Николай Андреевич, жил он с родителями и младшей сестрой в д. Ямново Вяземского района, «в то время у нас была собака, и она меня покусала. Из-за этого я был направлен в городскую больницу, потому что в сельской местности у нас был только один фельдшер. После лечения надо было ехать обратно в деревню.

В то время машин не было почти, да и дороги были разухабистые, плохие. Я пошел на Советскую площадь, туда, где сейчас мост на Старую Смоленскую дорогу. Дома культуры еще не было, а была на его месте базарная площадь. И вот у моста, где поили лошадей, я нашел своих деревенских и поехал с ними домой. А до деревни 27 км от города. Дорога эта раньше называлась Бельский большак, потому что шла на г. Белый. Через 8-10 км от города мы приехали в д. Лукьяново, а там все бегают, суетятся, собрался народ у большака, стучат в буфера, созывая всех. Мы остановились – что такое? Говорят – война, немцы напали. Вот так я и узнал что началась война»

Все годы войны Николай Андреевич провел на территории оккупированной родной деревни. Недалеко от нее находился партизанский отряд под командованием майора Шанина. «Когда наших окружили, отступая, они бросили всю технику, потому что бензина не было, а боеприпасов было много. Немцы, наступая, занимали деревни и дома мирных жителей, смотрели где расположиться, где отдыхать. Жителям отдыхать не давали, гоняли на работу, заставляли строить дороги и мосты».

Немецкая армия стремительно шла вперед, быстро занимая оккупированные территории. Среди солдат были поляки, румыны, финны. Особым грабительством в отношении мирного населения, по словам Николая Андреевича, отличались финны. «Лошадей колхозных угнали, остался только один бык, на нем и пахали, и картошку сажали, и дрова возили. Очередь на него была большая.

А однажды в Старом селе был брошен отряд наших парашютистов. Жители д. Лопатино ходили в Ямново и сказали населению нашей деревни, что русские парашютисты пришли. И вот на лыжах, вооруженные «до зубов» молодые ребята пришли к нам в Ямново. 12 человек их было. А немцы были в школе, потому что в домах им всем места не хватило. Наши напали неожиданно. Завязался бой часа на два. Мы всей семьей сидели в подполе, потому что пули свистели в окнах и гранаты кидали. Много кого из немцев тогда захватили и расстреляли на берегу озера, но один сумел убежать в с. Якушкино в немецкий госпиталь, и рассказал о нападении. Двадцать пять эсесовцев на лыжах пошли к деревне, а наши пошли на встречу, и снова завязался бой. Наши их захватили, связали и расстреляли, а тут вьюга, снег, и через три-четыре дня всех расстрелянных замело. Армия Белова  заняла нашу деревню на три месяца. А весной немцы пошли в наступление и вытолкнули наших в Нелидово. Трупы весной начали таять, а немцев полная деревня. Ну, думаем, сейчас нас всех расстреляют. Но обошлось. Потом прилетал их самолет со священником отпевать убитых.

Один раз выдавали талоны на соль – по килограмму на человека в Свято-Троицком соборе, и когда мы поехали за ней, по ул. Докучаева на поле немецкий экскаватор гнал траншею, и вот я увидел тогда столько немецких трупов… Откуда-то привозили, а у нас хоронили. Позже, уже в наше время эти могилы были разрыты»

Николаю Андреевичу пришлось пережить эти годы будучи еще ребенком, но события тех лет отпечатались в его памяти, возможно, навсегда. И вот сегодня, спустя многие годы, он, как и многие другие, отмечая этот «праздник со слезами на глазах», вспоминает тот незабываемый день: «Нам, пацанам, в школу пришли повестки о том, что мы должны явиться в военкомат, и оттуда меня взяли в школу фабрично-заводского обучения (ФЗО). Из деревни в ФЗО  забрали всех моих ровесников. Там я был в команде плотников. И вот как-то вдруг объявили выходной. С едой было плохо, и я собрался домой за картошкой. Только я пришел на вокзал утром, как по громкоговорителю объявили, что закончилась война. Тут и солдаты давай обниматься, радость такая была…»

Николай Андреевич прожил долгую трудовую жизнь – четыре года работал в Вильнюсе, шесть лет служил в Австрии. После подписания договора о восстановлении независимой и демократической Австрии и выводе советских войск из нее, пришел служить в уголовно-исполнительную систему. Работал дактилоскопистом, дежурным помощником начальника следственного изолятора, начальником конвойной группы. За годы службы жизнь преподносила Николаю Андреевичу разные подарки – и хорошие и не очень, однако, не смотря на это, ему удалось сохранить прекрасное чувство юмора и мудрый, оптимистичный взгляд на жизнь. Сегодня он подает пример молодым сотрудникам уголовно-исполнительной системы, взявшим на себя нелегкое бремя этой профессии, пример многолетней службы, как образец стойкости, мужества, преданности своему долгу и Присяге.

Вечная память вам, уважаемый Николай Андреевич. Мы чтим и помним ваш подвиг, и пока горит огонь у могилы неизвестного солдата, пока течет в жилах наша кровь – низкий поклон и вечная слава Героям живым, и тем, память о ком застыла по городам и весям в граните и в мраморе.

Дата последнего обновления: 29.07.2020 08:17

архив новостей

« Август »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
  2019 2018 2017  
ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНАЯ Напишите нам электронное письмо

Телефон доверия

Просветительские материалы по противодействию коррупции